29 ноября 2012
15413

Глава 3. Креативный класс: национальные интересы и национальные ценности

В киевской купели родился один народ.

Патриарх Алексей II

Традиционное сознание в России доказало свою
устойчивость по отношению к вестернитизации[1].

А. Торкунов, ректор МГИМО(У)


Основное противоречие современной эпохи заключается в совместимости таких базовых понятий и ценностей, как "национальные интересы", "национальные ценности", с реалиями модерна и современными потребностями развития. Это противоречие вполне преодолимо, как показывает политическая практика в Китае, Индии, Бразилии, да и ряда европейских стран, в том случае, если правящая элита и общество являются национально ориентированными, т.е. исходят из приоритетов национальных интересов и ценностей. В этом случае происходит модернизация ценностной системы, но модернизация, направленная на развитие нации, а не на реализацию каких-либо (или чьих-либо) интересов. Происходит не замещение одной системы ценностей другой, а синтез, взаимопроникновение и органичное сочетание разных систем ценностей[2]. Этот синтез является той интегральной основой, которая выступает в качестве базиса для развития нации и ее НЧП[3].

В нынешней России произошло достаточно формальное разделение между системой ценностей правящей элиты, прежде всего ее либерально-монетаристского крыла, навязывающего нации "модернистскую" повестку дня и отказ от системы национальных ценностей, и большинством нации. Креативный класс также оказался расколотым на "традиционалистов" и "модернизаторов". Если первые отражают национальную систему ценностей, то вторые - "универсальную", отказ от национальной системы и в конечном счете игнорирование национальных интересов.

Как хорошо видно из исследования РАН, нация оказалась расколотой на "модернистов" и "традиционалистов" как по возрастному, так и социально-профессиональному признаку. Так, среди "модернистов" наибольшее число сторонников молодых людей, но и они отнюдь не составляют большинства, и наименьшее - среди лиц 50 лет и старше. "Традиционалистов" среди молодых людей значительно меньше, а с возрастом 50 лет и старше - их численность значительно возрастает.

При этом абсолютное большинство (56%-65%) принадлежит к промежуточной группе во всех возрастных категориях. На мой взгляд, это означает, что сторонники "синтеза" старой и новой системы ценностей интуитивно сознают, что крайности для нации неприемлемы, что нужен поиск новой системы и идеологии[4].



Примечательно, что "модернизаторы", составляющие значительную часть общества в возрасте 36-50 лет, создают основу как для нынешнего политического курса страны, так и значительную часть ее элиты. Не случайно и то, что в "путинской" возрастной группе их намного меньше, а число "традиционалистов" значительно превышает число "модернизаторов". Я полагаю, что с определенной долей условности эти пропорции могут быть перенесены и на правящую элиту (с поправкой на подавляющее преимущество "модернизаторов" среди финансовых властей и бизнеса).

Таким образом, налицо раскол в обществе и в элите. Но среди представителей большинства ("промежуточной группы") нет ясной идеологии, отражающей их представление о ценностной системе. Если у "модернизаторов" - либеральная традиция, а у "традиционалистов" - коммунистическая или имперская, то какая идеология у сторонников синтеза систем ценностей?

На мой взгляд, такой идеологией может стать идеология русского социализма, в основе которой лежит понимание роли креативного класса и развития НЧП.

Важно также определиться с долей представителей "традиционалистов" и "модернизаторов" в отдельных социально-профессиональных группах. По оценке экспертов РАН, ситуация выглядит следующим образом[5].



Как хорошо видно из результатов анализа, основная группа "модернизаторов" сосредоточена среди предпринимателей и руководителей первого уровня (64% и 61% соответственно), а также руководителей среднего и низшего звена (45%). Вместе с тем среди них уже заметна и доля "традиционалистов", но - что примечательно - во всех социальных группах (кроме первых двух) превалируют сторонники смешанной, синтезированной системы ценностей.

Таким образом, в отношении как возрастных, так и профессиональных групп можно констатировать.

Первое. Конфликт между правящей молодой элитой и основной частью нации.

Второе. Доминирование в большинстве нации, в т.ч. среди ее креативного класса, сторонников "синтезированной" системы ценностей.

Эти расхождения в полной мере переносятся с системы ценностей на национальные и государственные интересы. Сразу оговорюсь, что у меня личные отношения со страной и нацией. Я все время стремлюсь доказать важность национальных интересов, их приоритетность, хотя знаю, что давно в этой работе проиграл. Наверное, потому что принадлежу к поколению, которое жило многие годы под впечатлением Победы и авторитета военного поколения, у которого, как емко сказала Н. Осс, "личные отношения с целой страной", "роман с государством"[6]. Как сказал мне мой друг, долгие годы бывший очень большим чиновником, "Алексей, - у тебя плохие отношения с государством. Ты его любишь, а оно тебя нет".

Вопрос об отношении креативного класса к национальным интересам и ценностям - один из самых противоречивых. С одной стороны, отличительной чертой креативного класса являются мобильность, толерантность, готовность к смене работы и даже космополитизм, которые ослабевают связи с национальными корнями. Но, с другой стороны, настоящее творчество возможно, только когда существует национальный культурный фундамент. Так, русский классический балет, драматический театр являются лучшими в мире в том числе и потому, что этим школам почти 300 лет. Собственно, это и говорит в пользу того, что "национальным брендом" России должна стать культура и ее носитель - креативный класс. Так, в 2006 году Россия заняла в рейтинге "национальных брендов" "20-е из 35 возможных мест. Рейтинг был составлен на основе опроса 25,9 тысяч человек. Им предлагалось оценить 35 стран по шести факторам: туристической привлекательности, человеческому капиталу, качеству экспортируемых товаров, справедливости правительства, привлекательности культуры и спорта, а также привлекательности в качестве места жительства и вложения капитала. Выяснилось, что россиян в мире воспринимают как "дружелюбных и приветливых", а также достигших больших высот в культуре, науке и спорте"[7].

В России в 2010-2011 годах для большинства элиты становилось все понятнее, что власть должна перестать игнорировать нравственные нормы, а государство - социальные и нравственные проблемы. Это выразилось не только в попытках усиления борьбы с коррупцией, но и в возрастании роли государства и РПЦ. В этом смысле церковь, следуя исторической традиции, воздействовала на власть, как говорил религиозный мыслитель В. Зеньковский, "...в сторону усвоения государственной властью священной миссии"[8].

Не случайно и то, что именно в 2010-2011 годы усилилось внимание к национализму как идеологии[9]. В том числе и в связи с культурой и образованием. В частности, именно с таким названием проходила в апреле 2011 года одна из сессий Совета по внешней и оборонной политике.

Лиши человека памяти - и он превратится в животное. Лиши памяти, традиции нацию - и она перестанет существовать. Если вы хотите полной абсолютной победы в войне, если вы хотите, чтобы противостоящая вам нация перестала существовать, исчезла вместе с объединяющим ее государством, то военной или политической победы мало. Надо, чтобы нация лишилась памяти, традиций, изменила свою систему ценностей.

И глобализация отнюдь не противоречит этим выводам. Совсем наоборот. Там, где глобализация разрушает культурно-исторические и духовные традиции, она превращает государства и нации в придатки развитых стран - стран, которые являются не только лидерами глобализации, но и странами, тщательно охраняющими свои традиции. Более того, в тех странах, где удается сочетать достижения глобализации с сохранением традиций, прогресс развивается наиболее стремительно. Сегодня это США (которые тщательно берегут и развивают свои немногие традиции и систему ценностей), Китай, Индия, наконец, Бразилия. Не случайно, что именно страны - члены БРИК (пока что за исключением России) придерживаются вполне определенной националистической политики.

Не случайно и то, что геополитическая общность стран - членов БРИК (плюс ЮАР) по отношению к "большой семерке" и "большой 20" во многом основывается и на общности финансово-экономической, а не только, как принято считать, на их растущей доли в мировой экономике и темпах роста ВВП[10].

Творчество нации, выраженное в потенциале креативных социальных групп, в наивысшей и полной мере возможно там, где есть и берегутся традиции, история и национальная система ценностей. Это - фундамент, на котором только и может существовать творчество. Сам по себе креативный класс - ничто, если он не опирается на национальные духовные, культурные и нравственные основы.

Как справедливо заметил писатель З. Прилепин, "очень сложно наделить существование миллионов людей рациональным смыслом, потому что они заняты реальным "ничем" и занимаются этим из года в год. Мне их времяпрепровождение абсолютно непонятно. Причем я замечал это на своих собственных работниках. Почему так происходит? Мне кажется, это результат отсутствия глобальной государственной цели, куда будет вовлечена большая часть граждан России. Пока что мы просто толчем воду в ступе"[11].

Креативный класс, как перекати поле: он не может называться классом, а лишь интерконтинентальным наемником. И дело даже не в деньгах и условиях работы. Проблема в том, что вне национальной почвы, национальной школы ничего качественно нового в науке, культуре или искусстве не создашь. "Из воздуха" - не придумаешь. Более того, этот класс опасен.

И проблема заключается в том, что стратегия модернизации, широко обсуждавшаяся в 2011 году, игнорировала эту аксиому. Она была целиком ориентирована на внешние заимствования, которые не требовали ни национальной научной школы, ни культуры, ни искусства. Не требовала эта стратегия и развития креативного класса, за исключением, пожалуй, слоя менеджеров-финансистов.


___________

[1] Торкунов А. Фундаментальность в общественных науках // Независимая газета. 2007. 7 декабря. С. 11.

[2] См. подробнее: Подберезкин А. Русский путь. М.: РАУ-корпорация, 1999. С. 78-87.

[3] Подберезкин А. Человеческий капитал. М.: Европа, 2007. С. 363-368.

[4] Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2010. С. 240.

[5] Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2010. С. 239.

[6] Осс Н. Роман с государством // Известия. 2011. 6 мая. С. 6.

[7] Национальный бренд России: проблемы формирования. [Эл. ресурс]. URL:http://www.kapital-rus.ru/articles/139063

[8] Цит. по: Логинов А.В. Власть и вера. М.: Большая российская энциклопедия, 2005. С. 243.

[9] Примечательно, что в том числе и среди либералов. Так, партия "Правое дело" перед выборами начала активные консультации с представителями этих сил. См.: Рубин М. "Правое дело" начинает эксперименты с национализмом // Известия. 2011. 3 августа. С. 2.

[10] Напомню, что на страны БРИКС приходится половина населения Земли и более четверти мирового ВВП, а их влияние, в т.ч. культурное и политическое - растет. См. подробнее: Костенко Н. Пятерка за инновации // Ведомости. 2011. 14 апреля. С. 2.

[11] Владыкина Т., Яковлева Е. Трудное дело // Российская газета. 2011. 4 мая. С. 8.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован